Детство, жизнь, семья президента Дмитрия Медведева Пятница, 22.09.2017, 13:02
| RSS
.
Меню сайта

t
Наш опрос
Нашли ли вы на сайте то, что искали?
Всего ответов: 64

Медведевская хватка

 


 

 

Дмитрий Медведев в качестве будущего президента устраивает почти всех. Он свой для политической элиты — «питерский», но при этом не чекист. Его кандидатура не пугает ни Запад, ни интеллигенцию, ни правящие группы и крупнейший бизнес, которым важна надежность и «преданность политическому курсу». А еще многие втайне надеются на слабость и послушание будущего президента, но это зря. Медведев — фигура совсем не слабая и достаточно жесткая.

 

По словам соседки семьи Медведевых по подъезду, будущий президент России рос тихим, даже каким-то болезненно скромным ребенком. Чаще всего маленького Диму видели не в песочнице или на качелях, а на лавочке возле старушек-сплетниц, слушать которых он очень любил.

Стоп. Вам нравится слушать сказки в жанре парадных жизнеописаний Володи Ульянова? Нам — нет Тем более что совсем скоро легко можно будет ознакомиться с сентиментальными воспоминаниями всех, кто когда-либо знал будущего президента, — такими светлыми-светлыми, окрашенными приятной ностальгией и причастностью к новому повороту истории великой страны. Но гораздо важнее сейчас сохранять чувство реальности.


Для начала восстановим место действия. Дмитрий Медведев родился, вырос и встретил свою будущую жену Светлану в Купчино, на рабочей окраине Ленинграда, как две капли воды похожей на спальные районы образца 60–70−х годов большинства наших городов. Советское градостроительство, не различавшее сословий, собирало там в коробках пяти— и девятиэтажек и новых пролетариев, и интеллигентов, и вчерашних колхозников. И подростки там не только увлекались авиамоделированием, футболом и картингом, но и объединялись в дворовые шайки, создавая особую атмосферу новой советской посадской жизни. В таком месте сызмальства приобретался самый разнообразный жизненный опыт, не только теплично-интеллигентский.


Жизненный опыт первых лиц России вообще тема захватывающая. Историки, например, полагают, что юношеское пристрастие к немецкой слободе и «потешным полкам» естественным образом привело Петра Великого к «окну в Европу», подростковые обиды и унижения Ивана Грозного породили его кровожадность, а детство в питерской коммуналке и служба в КГБ проясняют политический стиль Владимира Путина: его умение находить баланс в сложной системе власти, специфический житейский реализм и жесткое государственничество.


О Дмитрии Медведеве до сих пор было известно немного. И если исходить только из этих скупых свидетельств, пугает его возможная слабость. А слабый правитель в России — это всегда грандиозная проблема. Но правда ли, что он слаб и зависим?

 

Другое опасение: он юрист с академическим прошлым, знает хозяйственное право и имеет опыт выживания в крупнейших корпорациях и сложнейших государственных офисах. Все это прекрасно. Но знает ли он жизнь, которая часто, особенно в России, оказывается существенно сложнее, чем законодательные установления, нормы и правила? А еще интересно, каков «круг доверия» кандидата в президенты: с кем он может советоваться, чье мнение уважает, для кого могут открыться кадровые перспективы?

Штангист-отличник


На заре президентства Владимира Путина в городе на Неве появился необычный туристический маршрут: представители одной из турфирм предлагали всем желающим экскурсию по путинскому Петербургу с посещением президентской школы, университета, Смольного, в котором размещается городская администрация, и бывшей дачи президента. В ближайшее время, очевидно, придется радикально пересмотреть программу. «РР» попробовал проложить новый маршрут, прокатившись по «медведевским местам» Северной столицы.


В сегодняшнем Купчино — разбитые дорожки, детские площадки с качелями, на которых давно облезла краска, и лавочки, заваленные пустыми банками и бутылками. Именно сюда, на улицу Белы Куна, привез из роддома жену и сына преподаватель Технологического института Анатолий Афанасьевич Медведев. Самая обычная квартира в доме № 6 до сих пор принадлежит старшему поколению семьи Медведевых. В грязном парадном нет ни охраны, ни консьержки. В квартиру ведет самая обычная дверь, обитая дерматином. Но, по словам соседей, сами Медведевы съехали отсюда еще лет десять назад, а за их жилищем все это время следит специально нанятый человек, связаться с которым нам так и не удалось.


Бывшие соседи Дмитрия Анатольевича искренне рады новости о его выдвижении на президентский пост.


— Я за него хоть сейчас голосовать готова, — горячится соседка Медведевых Наталья Андреева. — Только у меня одна просьба есть: пусть он, если уж станет президентом, вспомнит про свой дом и обяжет жилконтору отремонтировать подъезд и лифт. Сейчас тут не то что памятную доску вешать стыдно, а вообще людям не показать!


Семью Медведевых в доме № 6 по улице Белы Куна помнят прекрасно. Анатолия Афанасьевича соседи ценили как раз за способность вести «конструктивный диалог» с работниками жилконторы. Именно после отъезда Медведевых в парадном и случилась коммунальная катастрофа.


Хорошо говорят и о маме Дмитрия Анатольевича, которая много лет преподавала на филологическом факультете Педагогического института имени А. И. Герцена.


— Мы жили в соседней квартире, — вспоминает Юлия Сухоребная. — Когда я училась в школе, мне не всегда давалась математика. Если попадалась особенно трудная задачка, я стучала в соседнюю дверь, и Юлия Вениаминовна помогала мне решать уравнения.


В те времена помощь по-соседски еще была естественной и бескорыстной. Практически все бывшие соседи говорят о Медведевых тепло.

 

— Это были очень приятные и интеллигентные люди, — рассказывает Наталья Андреева. — Родители всю душу вложили в единственного сына, брали его с собой во все поездки, всячески развивали. Дима ходил в художественные кружки, увлекался фотографией.

 


По словам соседей, будущий президент России рос пай-мальчиком. За это его все хвалили: послушную внимательность к старшим полукоммунальная мораль вменяла в качестве нормы, а «примерность» детей истолковывала как признак семейного благополучия.


Но была ведь и другая сторона жизни, скрытая от глаз взрослых, и она требовала от подростка иных добродетелей и доблестей. Вероятно, эти неформальные требования и определили хобби Дмитрия Медведева: тяжелая атлетика — это для двора не хуже бокса.


Кстати, до президентских выборов еще три месяца, а местность вокруг дома № 6 по улице Белы Куна уже начала меняться. Едва имя Дмитрия Медведева было названо в качестве преемника Владимира Путина, одна из питерских бульварных газет опубликовала фотографию лавочки во дворе бывшего медведевского дома. Из короткой подписи к снимку горожане узнали, что на этой самой скамейке Дима Медведев якобы впервые целовался с будущей женой Светой Линник, которая жила в соседнем доме. Так оно было на самом деле или нет, сказать сложно, но теперь дворничихи-таджич-ки по несколько раз в день убирают с лавочки мусор и пустые бутылки. Если так пойдет и дальше, мечты Натальи Андреевой о ремонте в подъезде осуществятся в самое ближайшее время. Тем более что Дмитрий Медведев курирует в числе других нацпроектов и жилищную программу.

 

Тайна главной победы

 

Дмитрий Медведев и будущая первая леди России и в самом деле были рядом всю жизнь. Жили в соседних домах, вместе пошли в ближайшую школу: Дмитрий — в 1−й «Б», Светлана — в 1−й «В». В школе № 305 на Будапештской улице о Медведевых готовы рассказывать часами. Фото Дмитрия Анатольевича встречают посетителей прямо у школьных дверей.


Правда, с ними тут вышел конфуз: сразу же после объявления Медведева преемником неизвестные злоумышленники украли фотографии со стенда. Кому они понадобились, до сих пор загадка. Педагоги обвиняют в краже жадных до сенсации журналистов. Впрочем, снимков Дмитрия Медведева в школе и без того предостаточно — и с одноклассниками, и с учителями.


А прошлым летом чета Медведевых организовала празднование 25−летия собственного выпуска: супруга вице-премьера была ведущей вечеринки и даже пела вместе с хором учителей. Сам вице-премьер тоже появился на празднике, правда последним, когда веселье было в самом разгаре, да и то, скорее, чтобы повидаться со своей любимой классной руководительницей Верой Борисовной Смирновой. Он ее, кстати, даже в гости в собственный кремлевский кабинет приглашал. До Медведева свою бывшую учительницу в Кремль приглашал лишь один человек — Владимир Путин.


По словам Веры Борисовны, в детстве Дима походил на «маленького старичка». Был практически круглым отличником, после уроков если и задерживался с одноклассниками, то совсем ненадолго, а потом бежал домой учить уроки.

 

— Света была совершенно не такой, — рассказывает директор школы № 305 Нина Музыкантова. — Наши учителя до сих пор помнят эту маленькую красавицу. Училась она ровно, хотя совсем не так хорошо, как Дима, зато в классе всегда была заводилой, активисткой и петь очень любила.

Почему Вера Борисовна уверена, что Дима Медведев сразу после школы бежал учить уроки? Может, конечно, так оно и было, но тогда непонятно, как «маленькому старичку» удалось завоевать сердце красавицы и заводилы Светы. Что-то здесь не клеится, так же как и с другими воспоминаниями. В истории о том, как скромный юноша завоевал ветреную красавицу, должны были быть соответствующие романтическому сюжету подвиги.


Идеальный ученик


Важная черта в характере Медведева — умение учиться вплоть до абсолютного овладения навыком. По словам педагогов, у своей классной руководительницы Дмитрий Анатольевич позаимствовал


Даже собственный почерк (подписи Веры Смирновой и Дмитрия Медведева действительно очень похожи). В первый класс Дима пришел прекрасно подготовленным — уже умел писать и бегло читал. Вот только почерк у будущего президента России был ужасный. Вера Борисовна покрыла весь его дневник замечаниями: «Учись писать красиво!» И он учился — исписывал едва ли не по тет-радке в день, копируя почерк классной руководительницы. Дошло до того, что некоторые учителя обвинили Веру Смирнову в том, что она делает за Медведева уроки. Зато родители Димы были Вере Борисовне благодарны. Между ними вообще сложились близкие отношения. На один из дней рождения учительницы сына мама нынешнего вице-премьера даже написала Смирновой стихотворение:

Вы помните тот год?


Как писал он буквы вслед за Вами,


Как слово каждое ловил, открывши рот?..


Смотрит зачарованный мальчишка на слова,


Написанные Вами. Почерк копией прекрасной Вашей


Лег в тетрадки стройными рядами


По словам учителей, стать юристом Дима мечтал чуть ли не с первого класса. Так что карьера выпускника 305−й школы не стала для них неожиданностью.



Вход в команду Собчака


После школы Дмитрий по протекции отца устроился лаборантом в Технологический институт и одновременно поступил в университет на юрфак (сейчас его портрет висит у входа на факультет — прямо под фотографией Владимира Путина). А осенью, как было положено, поехал со своим курсом на картошку, в псковскую глубинку. Из преподавателей в этом путешествии новоиспеченных студентов сопровождал Анатолий Собчак. Судьба.


Первый идейный конфликт


Нынешний декан юридического факультета СпбГУ Николай Кропачев прекрасно помнит своего бывшего студента. По словам Николая Михайловича, Медведев запомнился ему своим отношением к делу и способностью находить не одно, а множество решений поставленной задачи.

 

— Круг его интересов был достаточно широким, — рассказывает Николай Кропачев. — Отличился же он тем, что написал больше всех научных работ. До сих пор его цитируют на лекциях.

 

Научным руководителем Дмитрия Медведева стал известный цивилист Валерий Мусин (сейчас — член Высшей квалификационной коллегии судей РФ). Интересное совпадение: он же руководил и научной деятельностью Владимира Путина. С подачи Мусина Медведев, успешно закончивший юрфак, поступил в аспирантуру и в 1990 году после защиты кандидатской диссертации на тему «Проблемы реализации гражданской правосубъектности государственного предприятия» получил ученую степень.

Это только со стороны академическая жизнь кажется спокойной и безмятежной. На самом деле внутри научного сообщества всегда бурлят страсти: идут идеологические, политические и аппаратные войны. А уж тем более в 90−е годы. Юрфак, как и вся страна, был погружен в живую и беспощадную борьбу. О некоторых ее обстоятельствах мы узнали, когда связались с двумя официальными оппонентами, назначенными на защиту диссертации Дмитрия Медведева.


Один из них, Владимир Попондопуло, в 1990 году был доцентом кафедры хозяйственного права, которой руководил Анатолий Собчак. Ныне это кафедра коммерческого права Санкт-Петербургского госуниверситета, которую Попондопуло возглавляет. Другим оппонентом был Александр Кравцов. Сейчас он возглавляет кафедру хозяйственного права Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. Ему 72 года, и он называет себя «единственным оппонентом», потому что «второй официальный оппонент был из его лагеря».


— Насколько живым было обсуждение диссертации? — спросили мы профессоров.


— Традиционно защита проходит с дискуссией, но вялой, для проформы, — заметил Александр Кравцов. — Однако мои замечания не были протокольными. Это было столкновение идеологий. Я к тому моменту уже выпустил единственную в своем роде в Советском Союзе книгу «План и право». А к плановой экономике Медведев не тяготел ни тогда, ни тем более сейчас.

 

— Обычно защита продолжается полтора-два часа, но тогда мы просидели в два раза больше, — рассказал Владимир Попондопуло. — Наверное, каждый, кто был в аудитории, понимал, что это — без преувеличения — выдающийся труд. Конечно, с поправкой на то время. Тогда, в 1990 году, это было для всех нас внове, а потому чрезвычайно интересно. Дело в том, что к концу 80−х старые инструменты правового регулирования перестали действовать, а новые подходы нам еще только предстояло осознать. То есть все понимали, что в условиях рыночных отношений необходимо менять старые советские правовые представления. Поэтому нам всем было очень интересно дискутировать на эту тему, несмотря на то что в очереди на защиту были и другие кандидаты.

Начало 90−х — это годы растерянности, рубеж, разделивший два поколения специалистов по праву. По одну сторону — молодые преподаватели, которые писали статьи и лекции без ссылок на очередной съезд КПСС. Это были либера-лы-рыночники, которых называли цивилистами. По другую сторону — сторонники традиционной советской школы, плановики. Исход борьбы ни одной стороне не был ясен.


— Дмитрий Медведев, — объясняет профессор Попондопуло, — был одним из самых ярких представителей цивилистической школы современного на тот момент научного права. Странная была ситуация: вроде бы рыночные явления по факту были, а источники для практического применения отсутствовали. Мы, юристы, полагались на самих себя, на прецедентное право.


— Можно было тогда разглядеть в нем будущего лидера? — спрашиваем мы другого оппонента, сторонника противоборствующей школы плановиков.


— Знаете, такие медведевы выпускались из ЛГУ пачками, — искренне говорит нам Александр Кравцов. — Ну, Медведев, и что такого? Я его особенно не разглядывал. Были мы на банкете после диссертации и после, по-моему, уже никогда не виделись. Обычный аспирант был. Я сейчас ему свою книгу новую хочу передать, «Экономика переходного периода и право» называется. Поможете?


Хотя в полемике в конечном счете победили цивилисты, или либералы-рыночники, до сих пор научный клан плановиков, который возглавлял ныне здравствующий академик Владимир Лаптев, имеет большое влияние в академической среде.


Мы нашли автореферат диссертации Дмитрия Медведева в Ленинской библиотеке. Она написана на печатной машинке — как-никак и защита диссертации, и полемика двух школ юристов относится к докомпьютерной эре — и обосновывает «принципиально новый подход к определению правового статуса государственных предприятий, который вытекает из задач возрождения многоукладной экономики и признания равенства всех типов товаропроизводителей». «Юридическим лицом может быть только автономная хозяйственная ячейка, создающая товар», — утверждает диссертант аксиому товарной революции начала 90−х. Тогда «Газпрому» было еще далеко до акционирования и выхода на фондовые рынки. Во многом это стало возможным благодаря тому, что такой вариант обосновывался учеными вроде Дмитрия Медведева: «Переход к активной рыночной экономике обусловливает необходимость выпуска полноценных бумаг (внутренних и на публику, обычных и привилегированных), порождающих у держателей вещное право, а впоследствии и неизбежность создания рынка ценных бумаг».


Закон и жизнь


Между тем юридическая квалификация Медведева оказалась совсем не кабинетной, она стала инструментом его карьеры. За ним закрепилась репутация специалиста, способного формализовать неформальное. Именно он считается автором идеи, как государственный орган, не нарушая закона, может стать соучредителем и совладельцем акционерного общества — с помощью внесения в уставной капитал полагающейся этому органу власти арендной платы. Очень полезная, особенно для 90−х, легальная схема, позволяющая государству «войти» в акционерное общество. Она неоднократно использовалось питерской мэрией.


Вплоть до 1999 года Медведев совмещал работу по специальности с преподаванием гражданского и римского права. Выпускники юрфака рассказывают о Медведеве-преподавателе немало интересного. Молодой доцент был лишь на несколько лет старше своих студентов. Но смутить его не могла ни одна короткая юбка.


— Дмитрий Анатольевич был старше меня всего на два года, — вспоминает выпускник юрфака Вячеслав Егоров. — При этом, однако, он уже был настоящим юристом-цивилистом, вел у нас семинары и очень интересно рассказывал о гражданском праве. Меня вызывал практически каждое занятие и строго спрашивал. Вообще Медведев как преподаватель был очень требовательным, поблажек не делал, но при этом вел себя очень интеллигентно. Голос на студентов не повышал никогда. Что бы ни случилось.


— На телеэкране Дмитрий Анатольевич выглядит очень интеллигентно, — продолжает другой выпускник юрфака Виталий Зеленский. — Это вовсе не отретушированный образ. Когда он у нас преподавал, то всегда вел себя именно так. До сих пор помню один эпизод, за который мне стыдно. Доцент Медведев читал лекцию, но студенты, видя, что преподаватель молодой, вели себя нагло: разговаривали, занимались своими делами, шумели. В общем, проверяли его на прочность. Но Дмитрий Анатольевич не стал кричать, бить кулаком по столу. Он принципиально не обращал ни на что внимания и продолжал читать. И через какое-то время его стали слушать.


Бывшие студенты обсуждают его и в блогах. А на форуме littleone даже появилась тема для обсуждения: «А у кого Медведев преподавал?» Правда, там встречаются и не совсем политкорректные воспоминания. Например: «У меня Медведев преподавал римское право. Мне не нравился — высокомерный, неулыбчивый (да и сейчас у него выражение лица надутое), постоянно менял пиджаки/галстуки, аки фотомодель:-) Впрочем, лекции читал неплохо, но и без блеска».


Любопытным эпизодом оказался отмечен и уход Дмитрия Медведева с юрфака. На доске объявлений появилась бумажка с необычным текстом: «Пропал преподаватель! Молодой, умный, красивый. Дмитрий Анатольевич, вернитесь, пожалуйста. Мы вас любим!» Но он так и не вернулся, хотя по сей день является почетным профессором СпбГУ.


Специалист по выборам


Фундамент своей политической карьеры Дмитрий Медведев заложил еще в студенческие годы: когда Анатолий Собчак решил избираться в депутаты Верховного Совета, Дмитрий Медведев и несколько его университетских приятелей фактически взяли на себя функции его предвыборного штаба. Это было время интересной и наивной демократии — без больших денег и технологий, зато с необходимостью напрямую общаться с народом. Они печатали листовки, ездили агитировать избирателей, причем делали это совершенно добровольно и бесплатно. А потом Собчак стал председателем Ленсовета и пригласил Медведева к себе в помощники.


В Смольном Медведев работал по специальности, то есть занимался разработкой и оформлением сделок, договоров и различных инвестиционных проектов. Анатолий Собчак, по слухам, питал к нему не только дружескую симпатию, но и исключительное доверие. Равно как и его тогдашний коллега, а потом и начальник Владимир Путин, у которого он до 1995 года был консультантом в комитете по внешним связям петербургской мэрии.


Бизнесмен из 90−х


Ивсе же, проработав полтора года в команде Собчака, Медведев предпочел перейти в режим внештатного сотрудничества и вернулся на кафедру, а параллельно занялся частным предпринимательством в качестве юриста-профессионала.


Это тоже не вяжется с образом пришибленного ученого интеллигента или тихого карьериста. Бизнес 90−х — это риск. А Медведев в 1993 году стал одним из учредителей фирмы «Финцелл», которая вскоре создала ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз», будущий гигант российского лесопромышленного бизнеса. В новой фирме Дмитрий Анатольевич стал директором по юридическим вопросам. Поначалу все вроде шло неплохо. В 1998 году Медведев даже вошел в совет директоров одного из крупнейших предприятий, которыми владела фирма, — Братского лесопромышленного комбината. Однако, похоже, здесь он попал в ситуацию жесткого конфликта и осенью 1999 года покинул ряды руководства «Илим Палп», выйдя из состава учредителей фирмы «Финцелл». Может, понял, что дело неуклонно идет к судебному разбирательству, а может, компания стала жертвой типичных для того времени разборок с применением административного ресурса. Вскоре началась проверка «Илим Палп», в результате которой выяснилась, например, незаконность приватизации одного из крупнейших предприятий ЗАО — Котласского целлюлозно-бумажного комбината. Но к Медведеву это никакого отношения уже не имело. Да и сам он к этому времени перебрался в Москву.

Большая ставка


Вноябре 1999 года Владимир Путин, ставший к тому времени премьер-министром, предложил Дмитрию Медведеву должность заместителя руководителя аппарата правительства. Президент Ельцин выбрал Путина в преемники в том числе и за то, что он был надежен, не нарушал договоренности. А значит, и Медведев должен был подходить по этому параметру. Сам Дмитрий Анатольевич признавался, что сделал сознательную политическую ставку: «Было очевидно, что у него [у Путина. — «РР»- очень высокий потенциал лидера. Не буду скрывать, уже в тот момент мысли о президентстве, вероятно, посещали не только его, но и тех, кто его знал. Отсюда желание попробовать себя в команде, работая на общий политический результат».


Интуиция не подвела. Не проработав в аппарате правительства и двух месяцев, Медведев в качестве новогоднего подарка получил новое назначение: 31 декабря 1999 года только что ставший и. о. президента Владимир Путин сделал его заместителем руководителя своей администрации, которым остался Александр Волошин. Но тут пришлось взять отпуск и с 24 января возглавить путинский предвыборный штаб. Дмитрий Анатольевич довольно быстро понял, что управлять политическим процессом, особенно предвыборным, нужно так, чтобы все знали, кто «кукловод», но только догадывались о том, как и что он делает. Но однажды он невольно расставил все точки над «и», ответив на вопрос журналиста о Глебе Павловском: «Глеб, безусловно, специалист высокого уровня, который знает законы жанра. Но весомым является мнение только одного человека — кандидата Путина. Все остальные сентенции, безусловно, заслуживают самого большого уважения, но это лишь мнения».

 

После выборов-2000 Медведев вернулся в кремлевскую администрацию. Его осмотрительность и осторожность нередко истолковывались в прессе как слабость. «Дмитрий Анатольевич — податливый, мягкий, психологически зависимый — всегда был абсолютно психологически комфортен для Владимира Владимировича, а для него эта сторона чрезвычайно важна», — утверждал один из известных политических аналитиков. Но глупость такого «анализа» уже тогда была очевидна.

Трудно представить, что Путин нуждался в «помощи» податливого конформиста. Такой «малахольный интеллигент» не только не смог бы успешно работать, но просто не выжил бы в кремлевской атмосфере с ее вечными аппаратными войнами и подковерными интригами. Администрация президента всегда была местом жестких схваток, и у Медведева на этом театре военных действий была своя важнейшая роль — быть «человеком Путина», а не ельцинской «семьи», и при этом построить более чем нормальные отношения с Александром Волошиным.


Медведеву удалось сразу занять ключевую позицию — в его ведении оказался рабочий график президента: встречи, поездки. То есть именно от него зависело, с кем встретится глава государства.


Революция в «Газпроме»


Кроме того, через несколько месяцев он вошел в состав совета директоров ОАО «Газпром» в качестве представителя государства и был избран его председателем. Говорили, что президент направил Медведева в газовую монополию специально для того, чтобы держать под контролем председателя правления корпорации Рема Вяхирева, пока на его место не отыщется достойный кандидат. Нашлось немало «доброжелателей», предрекавших, что Медведев, как человек малосведущий в бизнес-интригах, быстро обломается, да и в силу природной деликатности просто не сумеет подвешивать на крючки нужных людей для контроля над финансовыми потоками, потому главную роль в корпорации будут, как и прежде, играть искушенные газпромовские менеджеры. Говорили, что Медведев там долго не задержится: с уходом Вяхирева он уступит место фигуре более значимой. Но не случилось.


Летом 2001 года Рема Вяхирева сменил Алексей Миллер. После чего Медведев предложил совету директоров не про-длевать контракт с Вяхиревым и политично уступил ему свое место председателя, а сам переместился на пост его заместителя. Впрочем, Вяхирева через год все равно сняли, и Медведев вновь был избран председателем совета директоров компании. Иными словами, ему удалось провести эту весьма непростую операцию с минимальными издержками.


Кроме того, под руководством Медведева «Газпром» вел успешную внешнеэкономическую экспансию. Но, как ни странно, его репутация либерала и политика с «европейскими ценностями» от этого не пострадала. Сам он так комментировал свою работу в «Газпроме»: «С одной стороны, Газпром — исключительно сложный организм, этакая вещь в себе. С другой стороны, закономерности жизни Газпрома мне в каком-то смысле понятнее, чем функционирование некоторых других социальных организмов. Последние 10 лет я занимался практическим правоведением. Мне понятно, по каким законам живут акционерные общества — и малые, и средние, и очень большие. Я участвовал в советах директоров, готовил их проведение. Кроме того, активно занимался гражданским, коммерческим правом, защищался по гражданско-правовой тематике. Меня интересовали проблемы юридических лиц и ценных бумаг. В этом смысле в Газпроме я столкнулся с более обычными для меня вещами, нежели административная работа на самом высоком государственном уровне. Не могу сказать, что отдыхаю в Газпроме. Напротив, это довольно тяжкая нагрузка, причем, по сути, исполняемая в свободное от работы время. В то же время для меня это любопытный проект».


Произвести правильное впечатление


Медведев в некотором смысле уникальная для России политическая фигура: он был одним из немногих высших руководителей президентской администрации, имя которого не спрягалось ни в нашей, ни в зарубежной прессе в связи с громкими политическими скандалами. Такое удается лишь тем политикам, которые знают, что, когда и кому говорить, — они имеют представление о том, как организовано и по каким законам живет публичное пространство, и «не зарываются».


Судя по тому, что нам рассказал московский коррес-пондент немецкого журнала «Штерн» Андреас Альбес, совсем недавно взявший интервью у кандидата в президенты, Дмитрий Анатольевич прекрасно понимает, с кем он общается и в какой мере можно быть открытым со своими собеседниками.


— Медведев произвел на меня очень приятное впечатление, — заметил господин Альбес. — Наши вопросы не ставили его в тупик — он был открыт, отвечал умно, откровенно и неизменно подкреплял свои тезисы фактами. Сдержанный и глубокий человек. Его манера держаться гораздо менее демонстративна и эмоциональна, чем у Путина. Его трудно представить играющим мускулами или демонстрирующим навыки дзюдо. Мне кажется, что на данный момент Медведев — самый дипломатичный российский политик.


По словам Альбеса, Медведев сильно отличается от российских чиновников, которые обычно говорят с иностранными журналистами «с некоторой агрессией» и реагируют на их вопросы как на провокацию.


— Им кажется, что если мы спрашиваем о каком-то болезненном сюжете, то это потому, что мы хотим написать какие-то гадости про Россию, испортить ее репутацию. На самом деле мы просто хотим знать, как обстоят дела в той или иной области: находить информацию, доносить ее до наших читателей — это наша работа. Мне показалось, Медведев это прекрасно понимает. Во время интервью он вел себя чрезвычайно дружелюбно, не избегал «острых» тем — про свободу СМИ, Каспарова и так далее, — не обижался и не пытался что-то скрыть.


Универсал


Неверно считать, что Дмитрий Медведев оказался в шаге от высшей должности в Российском государстве без борьбы или по воле случая. До последнего момента и общественность, и чиновники с пристрастием смотрели за ростом рейтингов


Сергея Иванова, Дмитрия Медведева и Виктора Зубкова. Все претенденты проверялись в деле: у Медведева были нацпроекты, у Иванова — сначала армия, потом весь ВПК.


Нельзя сказать, что нацпроекты — это чистый имиджевый плюс. Да, денег распределено много, но во всех нацпроектах возникли и недовольные, и обиженные, остается множество проблем. До последнего времени рейтинг Медведева был даже немного ниже рейтинга Иванова. Но в гипотетической жесткой публичной борьбе у Сергея Иванова был существенный минус — он оказался уязвим в информационной конкуренции: например, скандалы вокруг дедовщины в армии в 2006 году удалось прямо связать с его именем. Так что вероятная победа Медведева на выборах — результат, достигнутый в условиях очень жесткой конкуренции.


Однажды молодой еще Карл Маркс объяснял, почему человек является существом универсальным: потому что только он может жить в рамках любого вида. Проще говоря, человек может вжиться в шкуру медведя, кошки или собаки. Может представить себя насекомым, самолетом и даже ковриком. Чем больше идентичностей, тем более универсальна человеческая особь и тем богаче ее жизненный опыт.

 

<
.
Новости
Светлана Медведева [5]
Статьи о жене президента
Семья Дмитрия Медведева [0]

Доска объявлений

Статистика

Copyright MyCorp © 2017